Российская военная полиция оказалась эффективнее американских экспедиционных войск

События последних 2-х дней на Ближнем Востоке свидетельствует о трансформации международной операции против «Исламского государства» * в войну «всех против всех». Во-первых, снова резко обостряется остановка вблизи Багдада, где прямо под носом правительства вышедшие из Мосула боевики безнаказанно расстреливают глав поселений.

Во-вторых, по данным осведомленного портала South Front, Белый дом начинает бояться «своих сукиных сынов», поэтому приостановил на территории Турции выдачу неиммиграционных виз в США. Если отбросить формальный повод, причиной этого решения стала информация о новых договоренностях проамериканских повстанческих сил Jaysh al-Izza и Свободной сирийской армии с отмороженной бандой «черных» «Тахрир Аль-Шам» **. Последняя группировка по своей жестокости затмила головорезов ИГИЛ.

В-третьих, в оппозиционной Асаду Свободной сирийской армии участвуют многочисленные туркоманы, активно поддерживаемые президентом Реджепом Эрдоганом, который, в свою очередь, обещал уничтожить «Тахрир Аль-Шам». Это напоминает ситуацию, когда лучшие друзья вступают в союз со смертельными врагами. Если прибавить к этому референдум о независимости в Курдистане, созданном по факту Америкой, ситуация для Анкары окончательно запуталась.

В этом военно-политическом серпентарии Ближнего Востока резко возрастает роль правоохранительных сил по поддержанию элементарного порядка, прежде всего, в зонах деэскалации. Понятное дело, очень многим, в том числе и Белому дому, категорически не выгоден даже этот хрупкий мир, который, образно говоря, принесли «русские штыки».

Неслучайно, боевики «Тахрир Аль-Шам» совсем недавно атаковали блок-посты российской военной полиции на севере провинции Хама. Кстати, вначале западные СМИ с плохо скрываемой радостью сообщили об окружении «подразделения Сил специальных операций РФ». Когда, однако, выяснилось, что с превосходящим по численности отрядом вооруженных до зубов джихадистов сражались, по сути, немногочисленное подразделение русской военной жандармерии (по европейской классификации — авт.), удивлению не было предела.

Руководитель Центра европейской безопасности Института международных отношений, профессор Марк Галеотти, комментируя этот инцидент, написал, что растущая в Сирии роль российской военной полиции являет собой кремлевский инструмент успешной «мягкой силы».

Что интересно, Марк Галеотти был вынужден признать, что с миротворческими задачами лучше всего справились «так называемые „кадыровцы“ — военные полицейские, лояльные к республиканскому лидеру Рамзану Кадырову. Эти чеченцы численностью от 400 до 500 человек не только отлично воевали, но и проявили себя как опытные переговорщики, найдя общий язык с местным населением во время миссии в Аллепо», отмечает эксперт и тут же начинает рассуждать в духе теории заговоров. Дескать, таким образом, президент России и глава Чечни пытались поднять свои пошатнувшие авторитеты после «постыдного убийства Бориса Немцова».

В марте 2017 года в Сирии чеченцев из Росгвардии сменил батальон из соседней Ингушетии. Его бойцы участвовали в охране авиабазы Хмеймим, объектов в Дамаске и в боях в районе Джобар. Всего примерно 1200 бойцов российской военной полиции принимают участие в операции против ИГИЛ. Их основными задачами являются обеспечение безопасности российских объектов и персонала, охрана контрольно-пропускных пунктов и наблюдательных постов мониторинга «зон деэскалации».

Подытоживая свой анализ о «русской военной жандармерии», профессор Марк Галеотти констатирует: «По рассказам журналистов (западных — авт.) и других людей, с которыми я говорил на эту тему, все, кто видел их (российских военных полицейских) в деле, утверждают, они являются весьма эффективными и профессиональными».

Об американских сухопутных подразделениях, находящихся в Ираке, таких лестных оценок не найдешь с днем с огнем. В реальности рейнджеры, за редким исключением, в боях не участвовали, предпочитая отсиживаться в укрепрайонах. В этой связи британское издание Huffpost еще в ноябре 2015 года привело «10 причин, почему коалиция во главе США не победит ИГИЛ». Статья Кирана Тернер-Дейва, что говорится, «выстрелила».

Не секрет, что террористы имели и имеют осведомителей в иракской армии и среди «якобы лояльных Пентагону» отрядов, поэтому бомбы коалиции убивали и по-прежнему убивают в основном только мирных людей, клеймил политику Америки Тернер-Дейва.

Кроме того, вооружая различные племена и народности, находящие в религиозном конфликте с салафитами, а также политически организации, оппозиционные Асаду, Вашингтон совершил грубейшую политическую ошибку. В итоге Америка жестоко подставила своих союзников на Ближнем Востоке и «родила» новые, еще более жестокие неконтролируемые группировки исламистов.

Впрочем, и без публикации Huffpost с самого начала было понятно, что война с ИГИЛ будет длиться бесконечно, если не начнется полномасштабная сухопутная операция с последующим восстановлением правопорядка жесткими силовыми методами.

Между тем, в Ираке американских солдат значительно больше, чем российских военнослужащих в Сирии. Первый отряд рейнджеров по приказу Обамы прибыл 15 июня 2014 года, а затем — 29−30 июня 2014 года США увеличили численность своих войск до 480 бойцов. По состоянию на начало мая 2016 года в Ираке насчитывалось более 5500 американских военнослужащих, но количество операций, в которых они участвовали можно пересчитать по пальцам.

В первый свой серьезный бой с боевиками ИГИЛ американские солдаты вступили утром 14 декабря 2014 года в провинции Анбар, когда были атакованы джихадистами в количестве до 200 человек. В перестрелке приняли участие 100 военных советников США и несколько батальонов Иракской армии. Нападающих отогнали вызванные истребители F-18.

22 октября 2015 года 30 бойцов американского спецназа из Delta Force совместно с членами курдского подразделения Пешмерга провели рейд на небольшую тюрьму ИГИЛ, расположенную в 7 км к северу от города Хавиджа в Ираке в провинции Киркук. Перебив 12 охранников, спецназовцы освободили около 70 заложников.

Военный аналитик Джон Спенсер, заместитель директора Института современной войны в военной академии США в Вест-Пойнте, описывая на станицах National Interest действия солдат армии США (в том числе знаменитых по голливудским фильмам «морских котиков» — авт.) в Ираке отметил, что в основном практикуется два вида боев.

Первый можно отнести к операции 1972 года, когда не удалось спасти израильских олимпийцев, взятых в заложники в Мюнхене. С тех пор тактику усовершенствовали за счет технических средств разведки. Она сводится к тому, чтобы взять на мушку всех без исключения врагов. В реальности добиться этого сложно, поэтому применяется второй способ — «уничтожить, чтобы спасти». Примером является битва за Мосул 2017 года.

И вообще Джон Спенсер с горечью отмечает, что «очень жаль, что нельзя применять газы и огнеметы в городах, как это было во Вьетнаме в 1968 году в сражении за Хюэ». По мнению эксперта National Interest, скоро, возможно, произойдут изменения юридического характера, которые исправят эту «ошибку бывших политиков-популистов». В частности, Пентагон активно продавливает норму, разрешающую применять специальные газы, в том числе слезоточивые, а также вернуть «старые добрые огнеметы». Мол, это станет очень актуально в новых войнах, по сравнению с которыми операция против ИГИЛ будет напоминать воскресный уик-энд.

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** По решению Московского окружного военного суда РФ от 28.12.2015 организация признана террористической, ее деятельность в РФ запрещена.

Александр Ситников

via

Источник

%d такие блоггеры, как: