«Концепция Русского мира» — лучший способ профанации благой идеи: мнение

Предложение главы Крыма Сергея Аксенова разработать «концепцию Русского мира», причем «уже в самом ближайшем будущем», сделанное им в ходе третьего Ливадийского форума, не оставляет никаких сомнений в том, что одна из главных идей «русской весны» 2014 года спустя очень непродолжительное время после этих событий может быть окончательно приватизирована чиновниками и, в сущности, похоронена.

В качестве обоснования своего предложения Сергей Аксенов привел вполне предсказуемые аргументы: «Западные идеологи стремятся дискредитировать саму идею, сведя ее до уровня националистического лозунга. Наши противники пытаются представить дело так, что Россия якобы использует идею Русского мира для обоснования претензий на захват территорий, населенных русским и русскоязычным населением». При этом добавил глава Крыма, концепция «должна найти свое отражение на законодательном уровне, получить политическую, финансовую, информационную поддержку государства».

Главная содержательная часть во всем этом пассаже — это, разумеется, финансовая поддержка. В самом деле, разве может концепция государственной важности создаваться и продвигаться, так сказать, на общественных началах, без освоения бюджетных средств? В принципе, можно даже с высокой вероятностью набросать список организаций, специализирующихся на «русском мире», которые на эти средства могут претендовать, а то и предположить, что именно они и лоббируют финансирование подобной концепции.

По сути же предложение Сергея Аксенова мало чем отличается от памятного фрагмента из книги Виктора Пелевина Generation «П», где пресловутая «русская идея» оказывается не более чем маркетинговым продуктом: «Задача простая. Напиши мне русскую идею размером примерно страниц на пять. И короткую версию на страницу. Чтоб чисто реально было изложено, без зауми. И чтобы я любого импортного п… ра — бизнесмена там, певицу или кого угодно — мог по ней развести. Чтоб они не думали, что мы тут в России просто денег украли и стальную дверь поставили. Чтобы такую духовность чувствовали, б… и, как в сорок пятом под Сталинградом, понял?».

Правда, в том случае, если идея государственной поддержки «концепции Русского мира» получит признание, мы, скорее всего, услышим иную риторику. Для реализации концепции на практике непременно потребуется сформировать ее целевые показатели, написать «дорожную карту», а также создать «общественный совет», под шапкой которого время от времени будут рассылаться пресс-релизы в редакции СМИ. Через некоторое время в прессу, скорее всего, попадет и отчет Счетной палаты о том, что средства на «концепцию Русского мира» расходуются неэффективно, но реальную ответственность за это никто, как обычно, не понесет.

Если же подходить к этой затее без иронии, то следует прежде всего вспомнить, что «концепция Русского мира» в «операционном» виде существует уже чуть ли не два десятилетия и совершенно ни к чему заново изобретать велосипед и уж тем более тратить на это государственные деньги. Еще в начале 2000 года философ Петр Щедровицкий опубликовал в «Независимой газете» статью под названием «Русский мир. Возможные цели самоопределения», позже переработанную под заголовком «Русский мир и транснациональное русское».

Позволим привести длинную цитату: «В течение ХХ века, — писал Щедровицкий, — под воздействием тектонических исторических сдвигов, мировых войн и революций на планете сложился Русский Мир — сетевая структура больших и малых со-обществ, думающих и говорящих на русском языке. Не секрет, что на территории, очерченной административными границами Российской Федерации, проживает едва ли половина населения Русского Мира.

Признание существования Русского Мира позволяет нам говорить о русском капитале, совокупности культурных, интеллектуальных, человеческих и организационных потенциалов, выражаемых в языковом мышлении и коммуникационных (гуманитарных) ресурсах русского языка. Энергия воли различных этнокультурных групп, думающих и говорящих на русском языке, позволяет актуализировать эти потенциалы и превратить их в ряд образов будущего, задающих рамки и границы поля хозяйственных, политических и образовательных онтопрактик…

Чем большему числу людей и сообществ в мире нужна РФ-Россия, тем она устойчивее. Чем большее число мировых проблем получит своё выражение, а возможно, и решение в рамках русского языка, тем более востребованными будут культурные и человеческие ресурсы Русского Мира. Парадокс сегодняшней ситуации состоит в том, что любая страна, претендующая на статус державы Мира (или мировой державы), стремится не только к удовлетворению интересов своих граждан, но и к работе в интересах граждан иных государств и стран. Чем большему числу отдельных граждан других государств нужна Россия, тем устойчивее позиции России в мире».

Вряд ли такая постановка вопроса о Русском мире устарела на сегодняшний день — разногласия могут быть разве что сугубо стилистические: методологические формулировки Щедровицкого кого-то вводят в ступор, кому-то просто не по нутру, но суть от этого не меняется. Другое дело, что как только в деле появляются государственные средства, тут же возникают конкурирующие «творческие коллективы», готовые предложить свои услуги за минимальную плату, в полном соответствии с федеральным законодательством. После чего остается только подписать акты выполненных работ и положить разработанную концепцию, стратегию или что-то в этом роде под сукно — стратегии у нас, как известно, это одно, а реальная жизнь — совершенно другое. На том Русский мир стоял и стоять будет.

Но проблема заключается не только в этом. Сама идея Русского мира, хотя ее можно и критиковать с альтернативных идеологических и теоретических позиций, три года назад, в сущности, выступила единственной силой, которая на непродолжительное время смогла сплотить подавляющее большинство россиян в момент присоединения Крыма и восстания на Донбассе. В сущности, мы все были свидетелями того, как идея быстро овладела массами, но затем так же неожиданно утратила свою действенность: в принципе не реализуемые Минские соглашения, затяжной экономический кризис, продолжение неолиберальной политики правительства Медведева — все это явно отодвинуло идеи на второй, если не на третий план российской жизни. Теперь же идея Русского мира и вовсе может уйти в песок, попав в руки профессиональных писателей стратегий и «дорожных карт».

Николай Проценко

 

Источник

%d такие блоггеры, как: