Андрей Рублев — жалкий копиист. Невзоров врать не будет, да

Журналист и публицист Александр Невзоров в интервью «Эхо Москвы» рассказал о неумении одного из самых известных русских иконописцев Андрея Рублева самостоятельно написать икону.

Публицист пояснил, что иконы создают на основе левкашенной гипсовой доски с нанесенным грунтом. Поверх грунта заранее процарапан контур будущего изображения. Рублев, по его данным, самостоятельно не писал икон, так как просто не умел этого делать.

«Если бы он попытался что-нибудь нарисовать, то, вероятно, у него получилось бы то же самое, что получилось у Остапа Бендера, когда он изображал сеятеля», — заявил Невзоров.


Недоверие к способностям иконописца было подкреплено тезисом об отсутствии в те времена школ, обучающих мастерству рисунка. Именно поэтому Рублев просто занимался раскрашиванием предложенного канона. Публицист предложил обратить внимание на характерные росчерки, которые хорошо видны под краской икон с некоторых ракурсов.

Появление самих по себе контуров для раскрашивания Невзоров объяснил наличием византийского иконописного подлинника, который использовали как трафарет. Изображение накладывалось на основу для иконы, сквозь него проделывалось множество маленьких отверстий, а затем их забивали угольной пылью по принципу татуировки.

«Нельзя было добавить ничего от себя», — заключил публицист.

Многие давно подозревали что данный индивидуум немного не в себе, но чтоб настолько…

Товарисч забыл, или изначально не знал, что Рублев писал не только отдельные доски, но и расписывал соборы фресками. Видимо, тоже трафареты использовал…

Хотя нет, есть и про фрески:

«Я не знаю, что касается фресок и икон, если мы внимательно посмотрим на то самое изображение, где какие-то существа с дамскими лицами, такими сосископодобными пальцами и криво нарисованной чашкой посередине…

Мы будем вынуждены признать, что скорее всего этот человек не умел рисовать, да и не должен был уметь, потому что на тот момент никаких школ не было. А что касается фресок…

Делалось на глазок масштабирование, и таким образом достигался эффект, но это опять-таки было очень строгим соблюдением следованиям канона, это опять-таки было раскрашивание…

… потому что единственное, на что он решился, это, по-моему, на омофоре одного из так называемых ангелов начертить две полосочки, а не одну. Я имею в виду кантик. А во всем остальном – это слепое подражание, слепое следование канону, да и не мог он сделать по-другому, его немедленно бы просто забили бы или сожгли.»

На картинке к посту — «Троица» Рублева и фреска на ту же тему Феофана Грека, византийца, носителя канона, так сказать. Ну что, совершенно очевидно, что это одно и тоже, просто «одно лицо».

via

Источник

%d такие блоггеры, как: